• Поиск
  • UA RU

Украинский фильм, который не рассчитан на прокат в России, окупиться не может – Госкино

Председатель Госкино Филипп Ильенко рассказывает, как может измениться отечественная киноиндустрия
Фото: Kinomaster

Председатель Госкино Филипп Ильенко рассказывает, как может измениться отечественная киноиндустрия

Филипп Ильенко, глава Государственного агентства Украины по вопросам кино, рассказал при каких условиях в Укране можно будет снять коммерчески успешное кино.

В конце прошлого месяца чиновников Госкино обвинили в коррупции. Обвинения в адрес Госкино и его руководителя Филиппа Ильенко прозвучали в одном из эфиров телеканала 1+1. Якобы конкурсы выигрывают приближенные к чиновникам, поскольку те получают от них определенную выгоду.

Ильенко говорит, что проекты оценивает независимое жюри, которое не зависит от председателя жюри или других менеджеров Госкино. Он подчеркивает, что это не сотрудники Госкино, это люди, которые имеют авторитет в отрасли, которые были предложены самой индустрией. А сами конкурсы проходят открыто и совершенно прозрачно, и за ними можно наблюдать онлайн.

Сейчас Госкино получает финансирование десятки компаний. За прошлый год их количество составило 44 компании. И треть из них – это те компании, которые получили финансирование впервые за всю историю существования Госкино.

В интервью НВ Бизнес с Филиппом Ильенко были подняты вопросы о том, насколько украинская киноиндустрия коммерческая, и может ли Украина снять кино для мирового проката.

– Какой объем финансирования будет выделен в этом году на развитие украинской киноиндустрии?

–  Плановое финансирование на этот год –  500 млн грн. Примерно пятая часть уже израсходована. По остальному – у нас есть значительная часть обязательств. Речь идет о фильмах, которые находятся в производстве. А таких около 90, полсотни из них –  это полнометражные игровые и анимационные фильмы. В программе производства – победители предыдущих конкурсов, контракты с которыми должны быть подписаны в течение этого года, после чего они начнут получать финансирования. Если останутся нераспределенные средства, то возможно, кто-то из победителей конкурса, который сейчас продолжается, тоже успеет получить финансирование уже в этом году. Но если возьмем показатель прошлого года, то неиспользованных средств у нас осталось менее 1%.

– Насколько украинская киноиндустрия коммерческая? И если она не коммерческая, то как сделать ее коммерческой?

– Производство фильмов - коммерческое оно в или нет - зависит не от самих фильмов, а от рынков сбыта. На сегодня есть три основных рынка сбыта фильмов. Это кинотеатральные и телевизионные показы и так называемые онлайн-кинотеатры. Если мы проанализируем эти рынки, то увидим, что кинотеатральный рынок в Украине   очень мало развит. У нас 162 кинотеатра, и в этих кинотеатрах «аж» 489 кинозалов. Это приблизительно в 3,5 раза меньше, чем в Польше. Эти кинотеатры, в основном, двухзальные. То есть это малозальники, которые не дают возможности широкого репертуара. Это означает, что каждый фильм в прокате продолжается в среднем две недели. И это усугубляется также тем, что из-за низкой покупательной способности населения у нас билет самый дешевый в Европе - всего $2,5. Хотя в Польше этот показатель в 2,5 раза выше. Объем нашего рынка не позволяет окупить производство современного фильма. Те деньги, которые сегодня платит телевидение, также не могут существенно влиять на формирование бюджета фильма.

Развитие рынка VOD очень замедлено. На сегодня это не является каким-то серьезным фактором возврата средств или монетизации, поскольку в Украине еще не преодолена проблема пиратства в интернете. Таким образом, фактически невозможно при этих условиях окупить полнометражный фильм высокого качества, в который надо вложить какие-то усилия, которые стоят столько, сколько и диктует рынок товаров и услуг. И ни одного примера, когда бы это произошло, нет. Есть украинские фильмы, которые собирали существенные кассовые показатели, но все равно это не позволяло им окупиться. Если мы говорим о фильмах, которые сделаны в Украине, но ориентированы на российский рынок, то там совсем другая картина. Себестоимость производства (оплата труда, аренды оборудования, специфических кинематографических услуг) сформировали те российские сериалы, которые здесь снимались.

Без государственной поддержки существование украинского кино сегодня пока невозможно. Мы работаем над тем, чтобы в долгосрочной перспективе ситуация изменилась. Для этого был принят закон О государственной поддержке кинематографии в Украине, который предлагает более широкие формы такой поддержки, ведь раньше все сводилось к финансированию только производства. А какой смысл производить, если мы не можем продавать? Поэтому отныне мы будем поддерживать все звенья киноиндустрии: производство, продвижение, дистрибуцию, развитие кинотеатральных сетей, борьбу за соблюдение авторских прав в интернете и другие вещи, связанные непосредственно с рекламой фильмов.

Курс проложен по такому направлению, чтобы лет через 7-10, если все эти положительные тенденции будут продолжаться, мы действительно смогли говорить о коммерческом кино и самодостаточную украинскую киноиндустрию, которая может существовать без государственной поддержки. А тогда, возможно, государство должно сконцентрироваться на поддержке тех фильмов, в которых оно заинтересовано.

– Получается, что в Украине до сих пор не сняли ни одного коммерчески успешного фильма?

– Не может быть коммерчески успешного фильма на рынке, который не способен окупить себестоимость этого продукта. То есть на украинском рынке были определенным образом успешные фильмы. Но доходы от этого рынка  не позволяют окупить себестоимость. Вот, например, фильм Поводырь в производстве стоил $2 млн. Увидело ленту около 400 тыс. зрителей. Средств по прокату было собрано почти 16 млн грн. То есть бокс-офис был существенно меньше, чем бюджет фильма. И я уже молчу о том, что этот бокс-офис затем распределяется между кинотеатрами, которые забирают себе 50% кассы. А на самом деле сегодня, когда действует НДС с билетов, то сначала 20% бокс-офиса забирает себе государство в виде НДС, затем половину от остальных забирает себе кинотеатр. От того, что осталось, 12-15% забирает дистрибьютор. От того, что осталось, надо покрыть расходы на промо и рекламу. Как правило, они составляют около 20% от общего бокс-офиса. И уже то, что осталось, идет производителю. То есть из этих 16 млн грн производитель получил 4-5 млн грн. Вот вам и математика, очень простая. Если мы хотим иметь фильм уровня Поводыря, то за него нужно заплатить. Сейчас цены немного изменились из-за девальвации гривни. Я думаю, сегодня такой фильм можно было бы снять за $1,5 млн.

– Но это все равно мизерный бюджет.

– За прошлый год самый лучший показатель бокс-офиса в Украине составляет 75 млн грн, Это был фильм Suicide Squad. Столько может собрать в Украине только американский фильм. А теперь давайте эти 75 млн грн разложим так, как мы это только что делали. Вычтем 20%. Остается 60 млн грн после уплаты НДС. Минус 50% кинотеатрам – остается 30 млн грн. Минус 15% части дистрибьютора, остается примерно 25,5 млн грн. Отнимаем рекламу, если мы хотим собрать 75 млн грн, – остается примерно 10,5 млн грн. Я думаю, что комментарии по этому поводу не нужны.

Сегодня мы питчингуем много фильмов со зрительским потенциалом. К примеру, бюджет комедии составляет примерно 10-20 млн грн. Это и жанр самый дешевый. Как правило, там все снимается в Киеве, без экспедиций, без сложных постановочных вещей, все построено на актерской игре, нет компьютерной графики, мало трюков и т.д. Если комедия уровня 95 квартала, где действие происходит во многих городах, где есть погони, драки, трюки, более сложные съемки - там бюджет сразу вырастает до $1 млн.

Без государственной поддержки украинский фильм, который не рассчитан на прокат в России – потому что за выход фильма в России надо платить идеологическую плату – окупиться не может.

– А могут в Украине снимать то, что может выйти в мировой прокат?

– Да, могут. Мы поддерживаем очень много филь мов, созданных в международной копродукции. Очевидно, эти фильмы будут выходить в международный прокат. Среди последних проектов – украинско-словацкий фильм Граница, премьера которого состоится на Карловарском международном кинофестивале. Это криминальнаядрама о жизни контрабандистов на украинско-словацкой границе. Кино о бандитах. Надеюсь, оно будет иметь коммерческий успех. Фильм уже выходит в прокат в Украине, в Словакии, в Чехии. Возможно, получится и в других соседних странах. Поэтому посмотрим, какова будет его международная карьера.

Фильм Племя очень хорошо продавался на арт-хаусных рынках. Это был ограниченный прокат, но его показали в более чем в 40 странах мира, включая Северную Америку. Фильм Несокрушимая имел успех за границей, в основном в России. Он окупился за счет российского рынка. Фильмы, которые мы производим в копродукции, всегда имеют более универсальную историю, а те, которые снимаем для украинской аудитории, более нацелены на формирование украинских архетипов, воспроизведение каких-то знакомых ситуаций. Это так называемый ментально близкий контент. Сегодня мы снимаем больше таких фильмов, больше жанрового кино. И это кино начинает активно выходить в прокат.

Мы начали его массово запускать только в конце 2015 года, потому что до этого не имели финансовой возможности. Поэтому производство этих фильмов завершается только сейчас. Начиная с конца лета, у нас каждую вторую неделю будет выходить в прокат украинский мейнстримный фильм. Их уже около десятка.

– Каким образом государство может помочь тому, чтобы этот рынок стал более цивилизованным?

– Мы сознательно сейчас поддерживаем мейнстримное кино, которое должно сформировать аудиторию и ее потенциал. Это фактически вывод на рынок нового продукта. То есть сначала надо, чтобы продукт стал узнаваемым, затем сформировать лояльность у потребителя к этому продукту, а уже потом работать над мотивацией у потребителя его приобрести. Должны признать, что сейчас мы работаем над первым этапом, то есть над формированием узнаваемости украинского кинопродукта. Явления не эпизодического и случайного, а системного. Имеющего коммерческий характер в украинских кинотеатрах, в украинском прокате, в украинском сегменте легального интернета и т.д.

Прежде всего, это можно сделать, поддерживая съемки фильмов, которые имеют такой потенциал. Не забывая при этом работать на международном уровне. Пока что самый первый для нас путь на международные рынки - через кинофестивали. Это арт-хаусная дистрибуция, которая осуществляется для того, чтобы просто войти в эту индустрию. В этом году фильмы, созданные при поддержке Госкино, уже были представлены на престижных кинофестивалях в Роттердаме и Каннах, несколько лент вошли в конкурсные программы кинофестиваля в Карловых Варах и в Локарно. Это я сейчас называю фестивали, о которых мечтают режиссеры. И это конкурсные основные программы. Далее мы ждем целый ряд фестивалей, которые еще не объявили свои программы. То есть то динамика очень положительная.

Можем констатировать, что у нас кино родилось, и теперь ему надо встать на ноги. Мы уже не на пустом месте, и имеем с чем работать. У нас есть не только талантливые, но и профессиональные люди, которые могут давать продукт. Мы сейчас все вместе учимся его продавать, выводить его на национальный и международный рынки. И Госкино принимает в этом самое активное участие. Потому что кроме производства фильмов, оказывается поддержка многим мероприятиям.

Мы постоянно путешествуем, проводим дни украинского кино в европейских столицах, представляем украинские стенды на всех крупных кинорынках. Это огромная кропотливая работа, результат которой не будет видно за минуту, за час, за день, месяц или даже год. Потому что хорошее кино снимается 2-3 года. От идеи до премьеры в европейском кино часто проходит от 3 до 5 лет.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев